Житие преподобного Сергия Радонежского

«Так умножится число учеников твоих…»

prpSergi

Преподобный Сергий Радонежский, великий молитвенник и печальник Земли Рус­ской, основал не один монастырь. Его ученики, как стая райских птиц, разнеслись по всей Руси и являли пример величайшей веры, смирения, благочестия и любви, как и их великий учитель и наставник. Именно с тех давних времен русский народ собирал и бережно хранил, передавая из уст в уста житие великого Игумена Руси, заступника и молитвенника, особо чтимого и почитаемого святого – преподобного Сергия Радонежского, ощущая его небесное покровительство и молитвенную помощь.

Преподобный Сергий, в миру Варфоломей, родился около 1314 года в одном селении Ростовского княжества от благочестивых бояр Кирилла и Марии. Еще до появления младенца на свет чудные знамения указали его особенное предназначение. Однажды младенец трижды прокричал во чреве матери, когда она была в церкви за литургией, а когда он родился, то отказывался брать молоко матери в постные дни. Когда Варфоломею исполнилось семь лет, родители отдали его вместе с братьями в обучение, но грамота никак не давалась ему. Много слез пролил отрок, много молитв вознес ко Господу, прося вразумить его. И вот однажды, когда отец послал мальчика искать коней в поле, Варфоломей увидел стоявшего под дубом чудесного старца. Отрок поведал ему свою скорбь и попросил помолиться за него. Старец прочитал молитву и дал ему частицу святой просфоры, а потом вошел в дом его родителей и приказал Варфоломею читать по книге псалом, на который указал. И вдруг ясны и понятны стали мальчику буквы и слова, просветился его ум и внезапно открылся ему смысл к пониманию грамоты. После этого случая он скоро опередил в учении как своих братьев, так и прочих товарищей. Конечно, в доме благочестивого боярина Кирилла не было недостатка в книгах, которые так любили читать наши предки. Это – Священное Писание, Псалтирь, Жития святых, свято-отеческие писания, летописные сказания о минувших судьбах родной земли. И – кто знает? – может быть некоторые из этих книг были принесены будущим игуменом в Троицкий монастырь как единственное дорогое наследство после его родителей.́Преподобный Сергий Радонежский. Роспись Благовещенского храма. XIXв.

Когда Варфоломею исполнилось 15 лет, вся семья переселилась в Радонеж. Старшие его братья, Стефан и Петр, вступили в брак, а он, давно уже решив посвятить себя Богу, стал просить родителей позволить ему постричься в монахи. Но родители удерживали его при себе для того, чтобы он послужил им в старости. И благоразумный юноша, помня заповедь Божию: чти отца и матерь (Мф. 15, 4), повиновался и служил им до того времени, когда они сами ушли в Покровский Хотьков монастырь, чтобы здесь провести остаток своих дней в подвиге покаяния и приготовления к другой жизни.

Варфоломей передал своему младшему брату Петру все, что осталось после родителей, и на 21-м году своей жизни вступил на новый иноческий путь, полный скорбей и лишений. Он упросил старшего брата Стефана, овдовевшего и ставшего иноком того же Хотькова монастыря, отправиться вместе с ним отыскивать место для пустынножительства. Они долго ходили по лесам, пока не полюбилась им одна местность, в 10 верстах от Радонежа, возвышавшаяся подобно маковке, почему и названа была Маковцем или Маковицей. Каким восторгом наполнилась тогда душа молодого отшельника – наконец-то сбываются его заветные желания. Здесь братья начали рубить лес, поставили себе келью и небольшую церковь, которая была освящена во имя Живоначальной Троицы.

Стефан недолго пожил в пустыне, где приходилось терпеть крайний недостаток во всем, а Варфоломей, приняв пострижение с именем Сергия, в совершенном одиночестве начал вести многотрудную пустынную жизнь. Он переносил всякого рода лишения, изнурял свою плоть непрестанным постом и бдением, был неутомим в молитве и трудах, испытал страх и от зверей, и особенно от нападения духов злобы, но благодатью Божией все превозмог и победил. Так продолжалось около двух лет. Постепенно слух о его святой жизни распространился в окрестных местах и к нему стали приходить те, кто желал вдали от мира работать Господу. Вначале собралось 12 человек братии. Они срубили себе кельи, обнесли их забором, а в центре поставили деревянную церковь. С этого начался монастырь – известный теперь всему миру как Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Но постепенно число насельников все увеличивалось, стали приходить и крестьяне из окрестных селений и ставить свои избы вокруг монастыря. Так образовался Сергиев Посад, подобный многим русским городам, возникшим возле скромных иноческих обителей.

Преподобный Сергий действовал на всех примером своей святой жизни. Он сам колол дрова и разносил по кельям, молол жито в жерновах, пек хлебы, варил пищу для братии, шил обувь и одежду и на своих плечах носил из источника на гору воду и ставил у кельи каждого. Ни одного часа не оставался он праздным, ночи проводил без сна в молитве, питался только хлебом и водой. Одежду он носил ветхую, негодную, покрытую заплатами. При таком трудолюбии, глубоком смирении и безмолвном житии он постоянно занимался чтением слова Божия и молитвою, почему Господь и удостоил его благодатных даров прозрения и чудотворения, дал ему силу исцелять больных и воскрешать мертвых. Однажды, стоя на молитве, Преподобный услышал голос, звавший его по имени. Он открыл окно и увидел множество прекрасных птиц, которые летали над монастырем, и снова услышал чудный голос: «Так умножится число учеников твоих». В скором времени это пророческое видение стало исполняться. Учениками и духовными друзьями Сергия было основано около сорока монастырей, из них, в свою очередь, вышли устроители еще около пятидесяти обителей, так что духовное потомство великого Радонежского святого распространилось по всей северо-восточной Руси.

Святая жизнь преподобного Сергия снискала ему всеобщее уважение современников. Митрополит Алексий посещал его, пользовался его советами и желал видеть его своим преемником на кафедре русской митрополии. Князья обращались к нему за разрешением ссор, искали в нем мудрого посредника, справедливого миротворца. Великий князь Димитрий Иванович Донской не раз приходил к Сергию в обитель, прося его совета в важнейших государственных делах. По его желанию Преподобный основал три монастыря: Успенский Стромынский, Успенский на реке Дубенке и Голутвин близ Коломны. В 70-е годы великий князь начал борьбу с Золотой Ордой и одержал несколько побед. Приблизился грозный 1380 год – хан Мамай, заключив союз с литовским князем, повел свои несметные полчища на Русь. Тогда призвал великий князь Димитрий Донской всех князей Русской земли и сказал им: «Должно нам, братия, сложить головы свои за правую веру христианскую, да не будут захвачены города наши погаными и не запустеют святые Божии церкви, и не будем рассеяны мы по всей земле, да не будут уведены в плен жены и дети наши, да не будем притесняемы во все времена, если за нас умолит Сына Своего и Бога нашего Пречистая Богородица». Готовясь выступить в поход на Куликово поле, князья и воеводы с отборной воинской дружиной пришли сначала в Троицкую обитель помолиться и попросить благословения и напутствия у преподобного Сергия. Он благословил русское воинство на ратный подвиг и предсказал великому князю победу над врагами. По просьбе князя он дал ему и двух своих иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябю; до принятия монашества оба они славились как доблестные воины, храбрые богатыри и люди очень опытные в военном деле. Преподобный велел им вместо лат и шлемов возложить на себя схимы, украшенные изображением Креста, как оружия нетленного.

Победа в Куликовской битве далась дорогой ценой. За эту победу князь Димитрий стал именоваться в народе Донским. Вернувшись в Москву, он немедленно отправился к преподобному Сергию. В Троицком монастыре по погибшим воинам служили многочисленные панихиды. Был установлен особый день их ежегодного поминовения, названный Димитриевской субботой. Позже он стал днем общего поминания усопших предков, родительским днем. Так в церковной памяти была увековечена Куликовская битва.

За свои труды и высокие подвиги преподобный Сергий был удостоен высшей духовной награды – в чудном видении его посетила Пречистая Богородица Мария. Она назвала его Своим избранником и обещала никогда не оставлять его обители.

Когда пришло время отходить от этой временной жизни к вечной, преподобный Сергий получил откровение от Бога за полгода до своей кончины. Он созвал братию, по отечески простился с ними и тихо, благодатно отошел ко Господу 25 сентября (8 октября) 1392 года.
Есть в житии преподобного Сергия этап тесно связанный с историей нашего города, произошедший шестьсот пятьдесят лет назад и поминаемый нами сегодня. Совершилось благоустройство Троицкой обители, возросло число братии в ней, стала она всем изобиловать. Но прп. Сергий понимал, что для высшего духовного преуспеяния монах должен достичь одной из главных монашеских добродетелей – нестяжательства, должен отказаться от своего имущества, оставить все суетные мирские пристрастия. (А для этого особножитный Троицкий монастырь должен был стать общежительным). Получено было послание от Цареградского (Константинопольского) Патриарха Филофея, где он писал: «… и аз совет благ даю вам, яко да составите общее житие, и милость Божия, и наше благословение да есть с вами». Теперь в соответствии с желанием собственного сердца и с благословением Вселенского Патриарха Радонежский игумен мог с полным правом учреждать общее житие в обители. Преподобный Сергий никого не принуждал и не удерживал. Те, кому был не по силам такой высокий подвиг, могли уйти, и ушли в более вольготные особножитные монастыри. Но у некоторых из оставшихся зрело внутреннее недовольство новыми порядками. Среди них был старший брат Преподобного – Стефан. И вот однажды на клиросе, придравшись к какому-то указанию игумена Сергия относительно богослужения, в чем Стефан почитал себя непревзойденным знатоком, он не удержался и резко сказал: « Кто здесь игумен? Не я ли первый основал это место?» «И ина некая изрек, их же не лепо бе». Что именно «не лепо бе», нам неизвестно. Преподобный Сергий находился в алтаре и слышал эти слова брата. После службы он не вернулся в келью; никем не замеченный, он вышел из ворот монастыря.

Преподобный оставлял обитель, им основанную, чуть ли не собственноручно выстроенную, не из-за резких слов брата. Он имел власть смирить недовольных. Но внешние строгости и наказания могли только загнать болезнь глубже, а не уврачевать ее. Иноки должны были собственным разумом, свободной волей, своей вразумленной любовью сами вернуться к духоносному авве. Не на произвол судьбы оставлял он их, а на благую и всемогущую Божью волю. Он удалялся от зла, чтобы сотворилось благо.

И вот в хмурый вечер вышел он с деревянным посохом из родной обители и направился сквозь дебри Радонежа к Махрищскому монастырю. А утром игумен Стефан, друг и собеседник Преподобного, узнав, что Сергий посетил его, велел ударить в «било» и вышел навстречу со всею братией. Сергий остается у Стефана на некоторое время, а затем опять пешком, опять лесами отправляется в новые края, чтобы основать новую обитель.

Он находит пустынное место на реке Киржач. Вскоре становится известно, куда удалился великий авва. Один за другим самые верные и любящие, самые стойкие в подвигах духовные чада его приходят к нему. Нигде в лесах один остаться он не мог, хотя всегда искал уединения. И снова Преподобный, с любовью принимая каждого, работает на них как купленный раб, – расчищает лес, строит келии, копает колодезь. По благословению святителя Алексия ставит и освящает церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы (прп.Сергий послал к свят. Алексию за благословением и антиминсом, у него было получено все необходимое для устройства храма, в том числе и церковные сосуды), вводит и в новом монастыре общежительный устав.

Однако, оставшиеся в Троицкой обители братия, с сокрушенным и смирившимся сердцем, в надежде на возвращение дорогого игумена, отправляются с мольбою к митрополиту Алексию. Тот посылает двух архимандритов просить преподобного Сергия вернуться в обитель Святой Троицы. Смиренно отвечал посланным Преподобный: «Так от меня скажите владыке моему митрополиту: все из уст твоих приемлю с радостию, как бы из уст Христовых и ни в чем тебя не преслушаю». Авва Сергий повинуется святительскому слову, а вместо себя оставляет настоятелем Киржачского монастыря своего верного ученика и сподвижника Романа. Преподобный Роман был достойным преемником своего аввы и в деле монастырского устроения, и в деле устроения душ человеческих, был духоносным руководителем своей паствы, словом и примером назидавшим на спасительном пути и братию монастыря, и всех приходящих в обитель. Примечательно еще и то, что до нашего времени дошло очень скудное жизнеописание ученика преподобного Сергия, преподобного Романа, именуемого Киржачский. И это тоже характеризует его как человека очень скромного, кроткого и смиренного.

А местность возле стен Свято-Благовещенского монастыря, некогда глухая и безлюдная, постепенно оживала, населялась, притекали на жительство мирские люди, и на месте непроходимых лесов появлялись селения и слободы.

Отсюда и начинает свою историю наш славный город Киржач.